Содержание

Философия российского Джеймса Бонда

В Питере выходит в прокат документальная картина «Последний рыцарь империи» 


Режиссер фильма Сергей Дебижев уверен, что появление картины о русском мыслителе Иване Солоневиче более чем актуально на фоне последних политических событий в России и мире. А привлечь внимание широкого зрителя, и особенно молодежи, к ленте ее создатель намерен необычной формой подачи. Сергей Дебижев уверяет, что снял документальный блокбастер.

 
Мы возвращаемся к большой форме — полнометражному документальному кино, да к тому же рассчитываем на молодые мозги, — говорит режиссер. — От этого в фильме высокая скорость повествования, перенасыщенность информацией. В основе картины — труды Солоневича «Россия в концлагере», «Народная монархия» и множество его публицистических текстов. Видеоряд в основном построен на уникальной кинохронике (немецкой, советской, французской). И для особой бодрости — фрагменты игровых фильмов 1920–1950-х годов, которые вплетены в повествование. Мы старались воспроизвести атмосферу каждого времени и места, где оказывался наш герой. Фильм тем и ценен, что зритель попадает в поток изображения, который направлен не только на сознание, но и на подсознание, а значит, напрямую к душе и сердцу человека.


Сейчас мы работаем над игровой исторической картиной на ту же тему по книге Солоневича «Россия в концлагере». Но в какой-то момент стало ясно: для того чтобы картина полноценно прозвучала, необходимо познакомить публику с личностью Солоневича. И тогда было решено сначала сделать документальный фильм.


— Иван Солоневич, как вы говорите в фильме, — русский мыслитель, политический деятель, писатель, публицист, выдающийся атлет, один из создателей борьбы самбо и такой фартовый парень, который из всех ситуаций выходил победителем.


— Я бы сказал, что он Диоген, Джеймс Бонд и Остап Бендер в одном лице. Он совершил сложнейший в техническом отношении побег из ГУЛАГа. Он мог «проходить сквозь стены», оборачивать любую ситуацию в свою пользу, путать следы и как-то управлять реальностью. Было что-то в нем такое, что позволяло ему преодолевать все испытания, оставаясь целым и невредимым, да еще с совестью в ладах. Это было для него принципиально. Но фартовым Солоневича не назовешь, потому что вся его жизнь — это чистая трагедия человека, который искренне любил Россию, но был вынужден ее покинуть. Это трагедия миллионов других русских людей, лучших людей страны, отдавших свой талант на благо других государств.
Третий путь России


— Почему именно сейчас пришло время переосмыслить личность Ивана Солоневича, да еще и со знаком плюс? Ведь в советское время он был врагом № 1, да и после 1991 года не стал положительным персонажем.


— Яркая личность Солоневича никогда не укладывалась в обычные рамки. Он подвергался преследованиям не только в СССР, но и в предвоенной Германии и даже в Аргентине. Гонения, провокации, покушения были в его судьбе общим местом. Солоневич — из тех авторов и мыслителей, у кого была возможность использовать дореволюционный опыт. Ведь он вступил в советскую эпоху в достаточно зрелом возрасте — ему было 27 лет, а тогда люди взрослели очень быстро. И потом он 17 лет прожил при советской власти. У нас есть или дореволюционные мыслители типа Ильина или наши доморощенные постсоветские аналитики, но нет такого обобщающего взгляда, как у Солоневича. Сейчас, когда Россия вновь оказалась на перепутье двух дорог — в Европу и из Европы, самое время взглянуть на свою историю и выбрать собственный путь. Иван Солоневич объясняет, что произошло с Россией на самом деле. И говорит, что нужно сделать, чтобы это преодолеть. Многие его выводы и рецепты сегодня можно использовать напрямую. Понятно, что в картине мы не можем изложить все, что написано в его трудах, — это надо читать. Мотивация к прочтению — наша главная цель.


— Известно, что Солоневич — монархист. То есть, чтобы россияне не наделали бед, их должен держать в ежовых рукавицах некий монарх?


— Вовсе нет. Главная мысль Солоневича — диктатура совести. Необходимо создать такую государственную структуру и проводить такую государственную политику, чтобы диктатура совести была главенствующей действующей силой. Что такое совесть, понимают все, это заложено в человеке по умолчанию. И народ нельзя обмануть, его можно путать бесконечно, но он в конце концов увидит, где правда, а где ложь. А когда народ чувствует, что с совестью что-то не то, тогда и поднимаются стрельцы или Пугачев. А самое главное, и Солоневич говорил об этом, — не должно быть препятствий между верховной властью и народом, что постоянно возникает у нас в стране. Можно отменить и выгнать любое правительство, но нельзя отменить верховного правителя и народ. Должна быть абсолютная величина, которая обеспечивает покой и уверенность в государстве. Да и сейчас по сути своей наша страна близка к «народной монархии». Есть зашкаливающий рейтинг президента, он напрямую обращается к народу. И именно эта ситуация обеспечивает некую уверенность, покой и стабильность.


Но мы больше старались в фильме дать почву для размышлений, а не готовые рецепты. Ведь сейчас мы все становимся свидетелями изменения картины мира. Мир раскололся, наше общество тоже в расколе, и каковы будут дальнейшие шаги, зависит от того, какую картину будущей России мы себе нарисуем.


Маргарита Донникова

 

Дореволюционный опыт. Об «Антимайдане» и Иване Солоневиче